57

Катерина Опарышева:

«Говорят, что иностранцу во фламенко путь закрыт. Но я считаю, что закрыт он тому, у кого в сознании есть этот барьер»

Многие руководители школ фламенко рано или поздно начинают задумываться о том, что без «подпитки» творческого потенциала на родине этого искусства все, что делаешь – как будто оказывается профанацией. Такие мысли у многих – прямой путь к творческой депрессии. Люди пытаются искать выход. Таким выходом становится отпуск раз в году, который тратится на интенсив в Испании. Некоторые – собирают чемоданы надолго и годами живут на две страны. Но выход ли это?
Сегодня у нас в гостях руководитель московской школы «Barrio Flamenco» Катерина Опарышева, которая считает, что Испания – вовсе не панацея от творческого тупика, не «волшебная таблетка» для работы над собой. Это просто – смена географии и не более того. Воздух Испании сам по себе не принесет результата.

- В каком порядке должны расположиться звезды, чтобы руководитель одной из сильнейших школ фламенко в стране решила, что ей нужен новый качественный рост и, бросив все, изменила свою жизнь, уехав на родину фламенко?

- В моем представлении все не так драматично и романтично, как может показаться со стороны. Желание было давно, оно нарастало и, как это обычно и бывает, обстоятельства сложились так, что не поехать было просто невозможно. Никто ничего не бросал, жизнь не менял, судьбоносным это решение в моем представлении тоже не является . Мы с мужем по-прежнему занимаемся тем, что нам интересно, просто произошла смена социальной роли и географическое положение происходящего. Мы теперь большую часть учебного года - ученики, а не педагоги. Для меня именно в этом и была цель.

- Как восприняли новость о вашем отъезде ученики. Что с ними стало?

"Все говорят, что тяжело. Простите, а что, испанкам легко что ли? Они другую таблу делают каждый день? Или, может, не стояли пятнадцать лет у станка? Мышцы у них по-другому болят? У них, обладательниц испанского паспорта, на который все пеняют, трудности другого рода. У них вообще в традиционных семьях заниматься танцами считается глупостью. Шутка ли это - пойти против воли родителей? Денежные проблемы тоже никто для них не отменял. Путешествующим иностранцам, многим из которых, кстати, очень помогают родители в финансовом смысле, трудности такого рода и не снились!"

- Восприняли по-разному. Для кого-то это была неожиданность, для кого-то наоборот - закономерность. Так сложилось, что в «Баррио», в основном, и приходят, и занимаются люди с уже сложившимся видением себя во фламенко, с «устаканившимся» интересом и адекватным восприятием себя и своих возможностей. Поэтому я не знаю никого, кто бросил бы заниматься с нашим отъездом. Благо, в Москве много возможностей для развития. Многие пошли в другие школы, кто-то занимается сам в студии, кто-то пошел в артистическую деятельность, а кто-то открыл свою школу. В любом случае эта перемена задала всем новый вектор движения, что, на мой взгляд, тоже является стимулом к развитию. Побуждает к большей самостоятельности, или, по крайней мере, заставляет задуматься - а что теперь-то? Я говорю сейчас, конечно, о продвинутых танцорах нашей школы. Для студентов среднего и начального уровня в столице больше чем предостаточно возможностей для дальнейшего обучения.

- «Баррио Фламенко» в Москве больше нет, но этот бренд остался работать в Екатеринбурге, куда Вы регулярно приезжаете на фестивали и мастер-классы. Это филиал или другая школа с одноименным названием?

- Я, кстати, не считаю, что в Москве «Баррио» больше нет. Может, это моя иллюзия, или я застряла в прошлом, но для меня этот вопрос не закрыт. Режим работы изменился, мы даем теперь интенсивные курсы - летом на месяц-два, зимой - короткие, но школа есть, она никуда не делась.
А школу в Екатеринбурге мы «запустили» совместно с Венерой Гариповой, которая в течение нескольких лет обучалась в московском «Баррио».Организационным центром и лидером школы в Екатеринбурге является, конечно, Венера.
Идея открыться в Екатеринбурге принадлежала ей и моей экс-коллеге по школе Елене Таскаевой. Но так сложилось, что первый месяц работы выпал именно мне. И хотя в самом начале пути было трудно выйти на полные обороты, было мало учеников, нужно было побегать с рекламой, я рада, что все получилось. Когда я приехала в декабре на фестиваль в Екатеринбург, увидела людей из самой первой моей группы, честно говоря, это - самое главное для меня.

- Что дает российским танцорам фламенко жизнь в Испании? Насколько они там востребованы? Нужны ли они там вообще?

- Дает то, что конкретно данный танцор ищет. Кто-то приехал танцевать или петь, потом втянулся в местную жизнь, очаровался социумом, устроился на обычную работу и бросил фламенко - такое тоже бывает. По доброй ли воле или по обстоятельствам, но это факт, и закрывать на него глаза нельзя. А кто-то «грызет гранит». Еще кто-то просто наслаждается моментом «здесь и сейчас». Что ищешь - то и получишь.
Я не вижу здесь большой разницы в отношении именно к российским танцорам. Многие иностранцы рассказывают о фактах ксенофобии. Я, тьфу- тьфу, пока не встречалась. Вопреки бытующему мнению, что иностранцу во фламенко путь закрыт, я честно считаю, что закрыт он тому, у кого в сознании есть этот барьер. Недавно вКонтакте встретилась ссылка на короткометражку «Bailaoras» о фламенках не испанского происхождения. Там человек пять-шесть, каждая со своей судьбой в севильской среде. Все говорят, что тяжело. Простите, а что, испанкам легко что ли? Они другую таблу делают каждый день? Или, может, не стояли пятнадцать лет у станка? Мышцы у них по-другому болят? У них, обладательниц испанского паспорта, на который все пеняют, трудности другого рода. У них вообще в традиционных семьях заниматься танцами считается глупостью. Шутка ли это - пойти против воли родителей? Денежные проблемы тоже никто для них не отменял. Путешествующим иностранцам, многим из которых, кстати, очень помогают родители в финансовом смысле, трудности такого рода и не снились!
Просто у многих иностранцев сидит в голове программа - что они чужеродный элемент и какая-то часть возможностей всегда останется для них недосягаемой. Отсюда - ослабление мотивации в работе над собой. Поэтому востребованность и нужность зависит только от самого танцора. Здесь есть возможности для профессионального роста, можно выступать, можно просто обучаться, можно запускать свои проекты. Среди иностранцев сейчас есть примеры людей, которые являются частью очень серьезных трупп. Человек, который хочет шагнуть в профессиональную среду, найдет себе путь. Через пробы и ошибки, также как и местные.

- Насколько силен оказывается диссонанс между жизнью и развитием там и здесь? Вам хочется вернуться домой, в Россию?

"Я бы сказала, что невозможно быть одинаково хорошим танцором и преподавателем. По крайней мере, одновременно эти две ипостаси сосуществовать в течение долгого времени не могут. Потому что ты либо вкладываешь больше в свой творческий путь, либо в учеников. Я говорю именно о выкладке на 100%, а не о половинчатом результате по 50% и 50%. В основном все либо чередуют интенсивную творческую жизнь - репетиции, тренировки, гастроли - с мастер-классами продолжительностью от недели до трех месяцев. Либо - живут только школой"

- Для меня разница ощутима в основном в силу того, что здесь жизнь намного проще в том, что касается быта. Все - в шаговой доступности. Не нужно тратить часы в пробках или в метро. Идет мощная экономия сил и времени, которые мы вкладываем в обучение, репетиции, походы в таблао. Вся жизнь организуется именно под и вокруг фламенко. Каждый день расписан под занятия, по сути это не жизнь, а «день сурка», в котором ты проходишь разные стадии - расхода энергии и накопления ее для следующего мощного расхода. Чем-то это напоминает распорядок спортсмена . Но ради этого мы сейчас и находимся здесь. Однако хочу сказать, что в смысле работы над техникой, или создания и отработки хореографии - все это можно организовать и дома в России, и я знаю людей, которые делают успешно все то же самое там.
Еще одним отличительным преимуществом является все-таки доступ к информации о взаимодействии байле, канте и гитары. Обожаю классы по канте для танцоров. В Москву приезжали недавно преподаватели из Севильи по коммуникации в таблао. Был резонанс по поводу данного события. Кто-то считает классы по теории фламенко еще одним способом заработать для испанцев. Я честно скажу: спасибо им большое за то, что они все это структурировали и придумали продать . Потому что сама я бы потратила очень много времени и сил на изучение всех стилей одних только cantiñas, а кропотливые девушки все перелопатили сами, вычленили главное и на блюдечке преподнесли.
Знание летр помогает танцору, что бы он ни делал - при создании собственной хореографии, в момент импровизации, в преподавании. В общем, всякому свое, но для меня это большое подспорье. Тем более что здесь есть возможность все это вживую затем увидеть, услышать, отследить, ну и, естественно, самому сделать на своем выступлении.
А корежит и ломает меня только в смысле европейского социума в целом. Но поскольку я с ним довольно мало соприкасаюсь, в основном все-таки мы вращаемся во фламенковой среде и темы общения редко когда заходят на общечеловеческие ценности или политические события, то не могу сказать, что я сильно в противоречии с окружающими. Есть вещи и понятия в европейском обществе, которые я никогда не приму. Я это знаю, и по этому поводу спокойна. Это также знают и окружающие, и они, кстати, тоже по этому поводу спокойны, никто никого не пытается менять. Здесь - территория индивидуализма, у этого есть положительные и отрицательные стороны. Нужно просто знать это и идти спокойно своей дорогой . Я без дома долго не могу, поэтому стараюсь бывать в России как можно чаще. Поначалу, да и всегда после возвращения из поездок домой, адаптироваться сложно. Приходится выключать из своего поля внимания некоторые моменты. Со временем в отдельных ситуациях начинаешь «держать ухо востро».

- Участники исследования образовательного рынка фламенко в России во время дискуссий пришли к выводу, что не все то золото, что блестит, и далеко не всегда испанский паспорт педагога является гарантией педагогического и танцевального профессионализма его владельца. Что зачастую в «шоп-туры» по городам России могут пускаться те, с кем наши продвинутые педагоги точно так же стоят рядом в классах у великих мастеров. Но у наших авторитетных педагогов при прочих равных – есть огромный багаж опыта, ошибок, личных ноу-хау, ментальных подсказок и прочих полезных именно в российском фламенко вещей, которые стоят отнюдь не дешевле испанского паспорта. Вы с этим согласны?

-«Баррио» в свое время была первой школой, открывшей долгосрочные курсы с маэстро из Испании. При этом все педагоги отбирались скрупулезно, и со всеми мы были знакомы лично. В первые же подобные эксперименты к нам пришло понимание того, что человек обязан иметь опыт подачи материала, а не только его исполнения. А также - он должен иметь любопытство к стране, менталитету своих учеников. Потому что не одно и то же - быть хорошим преподавателем в Испании и быть хорошим преподавателем в России. Русские более академичны. Нам нужны детали, во всем. И дотошная их проработка. Нам нужен преподаватель, который может одновременно танцевать, считать и хлопать. Теперь еще и - петь . И имитировать иногда пением гитару. То есть - быть абсолютно многофункциональным, уметь дать полную картину.
Натуральный же испанец многое принимает как само собой разумеющееся. Ему не понятно, например, как начинающий может быть не в состоянии отличить долю слабую и сильную в компасе. Он может вообще не осознавать, что человек, стоящий перед ним, понятия не имеет что такое компас . И это - нормально. И надо уметь объяснить, и придумать упражнения, еще желательно прикольные, чтобы не было скучно . В этом смысле очень подходящими преподавателями для нас оказались латиноамериканцы. Куба, Чили, Аргентина, Мексика - это все страны с сильным уровнем фламенко, но по менталитету латиносы к нам гораздо ближе, чем испанцы. Они тоже дотошные.
По поводу преимуществ российских преподавателей - они несомненны во всем, что касается базовой постановки на путь фламенко. Корпус, руки, чистота геометрии тела - если преподаватель сам выпускник хореографического училища или имеет классическую базу - то новичкам повезло. Я считаю, что начинающим очень полезно заниматься с российскими педагогами, а затем - начиная со второго-третьего года обучения - посещать занятия с разными педагогами, в том числе и носителями. Причем желательно, конечно, ехать в Севилью. Месяца на два-три, это экономичнее чем на пару недель. Ну, или продолжать дома, ведь есть российские исполнители и учителя очень достойного и технического и творческого уровня.

- Не секрет, что истинных подвижников в любом деле – не так много, как всякой «пены». Если оценивать образовательный рынок фламенко в России – то каков процент песка, а каков – золота? А в Испании?

- Я наверное разочарую, но не могу ответить на этот вопрос относительно России. Просто потому, что я не могу ставить напротив человека ярлычок - вот это золото, а это песочек. К тому же, я никогда не задавалась целью изучить эту тему. Хороших знаю педагогов. Наверняка их больше, чем я знаю. Есть, наверное и те, для кого преподавание это просто заработок, ремесло, но я не знаю, кто они и сколько их.
В Севилье из множества школ и педагогов я бы пошла сейчас только к 4-5 маэстро. Мне кажется, главное - слушать интуицию. Она подскажет, что вот это - мой педагог, он поправит во мне это, это и это. Ложный интерес к своей особе мы ведь тоже все почувствуем, так? Также как хорошо заметно, чем преподающий реально занят на уроке - любованием собой в зеркале, зарабатыванием на жизнь или выжиманием из ученика всего, на что тот способен и больше.

- Отличный танцор и отличный педагог – это отнюдь не всегда одно и то же. Вы часто это видите? Как оградить своих же учеников, в которых виден большой потенциал именно танцора, от попыток стать плохим педагогом? Или – вовсе не нужно этого делать?

"В Севилье из множества школ и педагогов я бы пошла сейчас только к 4-5 маэстро. Мне кажется, главное - слушать интуицию. Она подскажет, что вот это - мой педагог, он поправит во мне это, это и это. Ложный интерес к своей особе мы ведь тоже все почувствуем, так? Также как хорошо заметно, чем преподающий реально занят на уроке - любованием собой в зеркале, зарабатыванием на жизнь или выжиманием из ученика всего, на что тот способен и больше"

- Я бы сказала, что невозможно быть одинаково хорошим танцором и преподавателем. По крайней мере, одновременно эти две ипостаси сосуществовать в течение долгого времени не могут. Потому что ты либо вкладываешь больше в свой творческий путь, либо в учеников. Я говорю именно о выкладке на 100%, а не о половинчатом результате по 50% и 50%. В основном все либо чередуют интенсивную творческую жизнь - репетиции, тренировки, гастроли - с мастер-классами продолжительностью от недели до трех месяцев. Либо - живут только школой. Но это мое мнение, у других может быть по-другому Нам всем дан разный энергетический потенциал от природы .
Я убеждена, если человек решает что-то для себя, это значит такова его воля. Так ему надо именно сейчас, это его путь, и ты должен это уважать. Если ты сам был ему хорошим педагогом, то правила техники безопасности ты до него донести смог. Это основное - не навредить организму ученика. Каждый педагог - хороший, посредственный - проходит такие же стадии обучения в ходе своей деятельности. Нет людей, преподающих одинаково всю жизнь, ибо мы сдвигаемся так или иначе с той точки, откуда начали. А вдруг он начал так себе, а потом станет вторым Моисеевым?

- Фламенко в России – это веяние моды, возникшей из ниоткуда, просто поветрие? Или – упорно прорастающее через чужой менталитет что-то свое? Что-то, в котором каждый занимающийся находит себя или себя создает? Кстати, вы – себя во фламенко нашли или создали?

- Сначала мода, да. Но пришла мода на все сразу - на социальные танцы - свинг, танго, на этнические - ирландские, фламенко. Как появилась возможность не только выживать, но и жить - все это пришло в нашу страну.
Как правильно вы разграничили - найти себя и создать себя. Я думаю, что большинство сначала находит, какое-то время наслаждается «находкой», а затем либо преодолевает первый кризисный барьер и идет уже по пути созидания себя, либо ищет себя в чем-то другом, чтобы продолжать собой наслаждаться.
Мне меня «найти» помогла моя первая учительница Лилия Сафина, она дала такой заряд мотивации, на котором я и до сих пор «еду». А в «созидание себя» процесс перешел после первого долгого приезда в Севилью. Это был шок. От того - сколько еще предстоит сделать. И - сколько есть всего, что мне это сделать мешает.

- Если принять на веру постулат, что у каждого свой путь во фламенко, у кого-то – прямой, у кого-то извилистый, у кого-то – сплошной бег по пересеченной местности, у кого-то – альпинизм, у немногих – полет, то – есть ли что-то общее у «наших людей», которых поражает этот «неизлечимый вирус»? Можете ли вы, к примеру, с первых занятий отличить учениц: эта – уйдет через месяц, эта – через год, а вот это – «больная на голову» и «наш человек»?

- С первых занятий – навряд ли увидишь потенциал. Да честно говоря, я стараюсь не заниматься прогнозами, мало ли что может произойти - кто я такая, чтобы что-то прогнозировать? Люди пришли ко мне учиться танцевать и делать музыку. Прогнозируют пусть сами, тем более вокруг многих всю жизнь и так сплошные «программисты» в лице бабушек и родителей. В основном во фламенко приходят и остаются люди с сильным характером, со стержнем. Или те, кто эту силу хочет в себе открыть.

Март 2015

 

1