dj 2rgcfjtYВенера Гарипова:

«Теперь уже нельзя, пройдя двухнедельные курсы, открыть свою студию и выдержать конкуренцию со стороны школ с сильными «корнями»

- Вы учились фламенко в одной из самых лучших школ и смогли создать ее филиал в родном городе – благодаря вам бренд «Barrio flamenco» продолжает активную жизнь, несмотря на то, что основатель этого бренда сейчас работает в России только в формате интенсивов, находясь на постоянном обучении в Севилье. Как пришло понимание того, что это вообще возможно и нужно сделать – открыть в городе, где уже существовало «фламенко без дураков», новую школу?

"Необходимость принадлежать какой-то одной школе несколько переоценена. В городах, где уровень фламенко достаточно высок и степень концентрации фламенко-школ и испанцев на квадратный километр велика, а я могу судить по Москве и Севилье, люди не принадлежат никаким школам. Они просто ходят с одного мастер-класса на другой и от каждого педагога берут то, что им нужно. Екатеринбург в этом смысле еще очень молод, но, думаю, мы движемся именно к этому. Ученик после третьего-четвертого года обучения - это самостоятельная творческая единица. Это же живой человек, у него может не складываться с коллективом, ему неудобно расписание и да, возможно, его не устраивает педагог. Причин может быть множество и не надо во всех случаях забрасывать камнями педагога. Вы думаете от меня люди не уходят? Уходят - и в другие школы, и в другие танцы. В этом вопросе я всегда за личностное развитие людей, никакие мои личные амбиции или обиды не имеют права быть выше, чем желание ученика расти, пусть и без меня"

-Я вообще не думала об открытии школы. После четырех лет занятий в московском «Barrio» я вернулась в Екатеринбург, «зараженная» фламенко, с невыносимой ломкой от того, что не занимаюсь уже пару недель и желанием скорее найти место, где я смогу танцевать. Я начала заниматься в школе Марии Титовой, мне понравилась ее манера движения и атмосфера в коллективе. Но мне не хватало того формата занятий, к которому я привыкла: живой звук, скорость, постоянные интенсивы с испанцами. И я решила привезти своих педагогов и музыкантов буквально - для себя.
Я сделала первый концерт Aflamencados в Екатеринбурге только для того, чтобы самой иметь возможность поработать и выступить с ними. Один номер с лучшими фламенко музыкантами страны - ради этого я, голодная до живого звука, готова была свернуть горы. Потом приехала преподавать Катя Опарышева и я была самым счастливым человеком на Земле в тот месяц. Затем состоялся первый мастер-класс Лауры Пирри, на котором были ученики и из школы Марии Титовой и из «Ресоланы». Потом в Екатеринбург приехала мой первый преподаватель Лена Таскаева с мужем Себастьяном Санчесом...
Когда в Екатеринбурге побывали все мои любимые учителя, встал вопрос: что делать тем людям, которые успели «подсесть» на пуро фламенко от московских и испанских преподавателей? Образовался круг людей, которые хотели продолжить обучение по методикам «Barrio», и я поняла, что если сама не стану продолжателем традиций московской школы здесь, в Екатеринбурге, - эти люди попросту перестанут заниматься вообще. Так и родилась идея филиала, и так я стала преподавателем.

- На фестивале «Фламенко над Волгой» в Тольятти представители Екатеринбурга потрясли собравшихся именно тем, что были единым городом, дружной командой, способной договориться. Как выяснилось, это колоссальная редкость в российском фламенко-сообществе – не подсыпать друг другу в туфли битое стекло. С екатеринбургскими школами связан не один пример в плане конкуренции – у вас и ученики могут смело мигрировать из коллектива в коллектив и педагоги им это позволяют. Много ли времени ушло на строительство такой жизни? Какими методами действовали?

- Конкуренции не может не быть, поскольку все равно это и бизнес, и здоровые амбиции, и соревновательный процесс. Но в Екатеринбурге она приняла очень правильные формы - не песок в туфли, а стремление выводить свои школы на высокий уровень : почти у всех школ есть музыканты, есть несколько фестивалей, во всех школах есть мастер-классы испанцев - просто потому, что если этого сейчас не делать, то объективно будешь бледно выглядеть на фоне других школ.
При этом мы все дружим, ходим на мастер-классы, музыканты разных школ объединяются в группы. Но никто, конечно, не отменял субъективный фактор - многие выбирают "своего" педагога, который им ближе и поэтому идут к нему в школу. Или переходят к нему из другой.
Что касается "единого фронта" на фестивале, то, во-первых, так или иначе мы отстаивали честь города и все это понимали. Мы представляли не отдельных танцовщиц и даже не школы, а именно хотели показать фламенко-сообществу страны, что на Урале сильная школа фламенко. Безусловно, нас это объединило, и, мне кажется, мы успешно справились со своей задачей. Во-вторых, школы школами, но есть же еще и живые люди, которые так или иначе взаимодействуют между собой: кто-то дружит, кто-то вместе начинал заниматься, потом разошлись по разным студиям, некоторые музыканты в свое время сотрудничали параллельно с несколькими школами. В конце концов, я сама у Маши Титовой занималась раньше, она была на многих мастер-классах в Баррио. Так что неизбежная конкуренция между студиями фламенко, работающими в одном городе, совсем не исключает добрых человеческих отношений.

- Одна из главных претензий, которые можно вам предъявить - имели место случаи миграции основного ученического состава. И хотя опытные педагоги говорят о том, что это необратимый процесс, если учитель не способен по тем или иным причинам удержать ученика заинтересованностью, всегда есть выбор: растить своих людей с нуля или принимать из других коллективов «готовых» танцовщиц. Но степень «готовности» как показывает практика, тоже может быть разной. К примеру, у нас в Тольятти есть самая сильная школа, куда пришли «готовые» ученицы и начали всему учиться заново. И все-таки – что лучше – воспитать своих людей или встретить с распростертыми объятиями чужих?

"Музыканту, который захочет сотрудничать с танцовщицами фламенко, придется пройти серьезный путь, причем вместе с вами. Я не считаю, что в поисках живого звука нужно делать ставку именно на тех, кто играет латиноамериканскую, «околофламенковую» музыку. Практика показывает, что успешными гитаристами фламенко становятся и классики, и рокеры, и люди, которые вообще всю жизнь только для себя что-то играли. Успех сотрудничества с ним во многом будет зависеть от вашей собственной компетентности. Предстоит большая совместная работа, но не стоит «привязывать» музыканта к школе, считать «своим». Он не ваш. Он просто вам аккомпанирует, потому что по каким-то причинам захотел этого и ваши цели совпали. Пусть играет хоть в десяти школах - только опыта наберется"

- На мой взгляд, необходимость принадлежать какой-то одной школе несколько переоценена. В городах, где уровень фламенко достаточно высок и степень концентрации фламенко-школ и испанцев на квадратный километр велика, а я могу судить по Москве и Севилье, люди не принадлежат никаким школам. Они просто ходят с одного мастер-класса на другой и от каждого педагога берут то, что им нужно. Екатеринбург в этом смысле еще очень молод, но, думаю, мы движемся именно к этому. Ученик после третьего-четвертого года обучения - это самостоятельная творческая единица. Это же живой человек, у него может не складываться с коллективом, ему неудобно расписание и да, возможно, его не устраивает педагог. Просто хочу сказать, что причин может быть множество и не надо во всех случаях забрасывать камнями педагога. Вы думаете от меня люди не уходят? Уходят - и в другие школы, и в другие танцы. В этом вопросе я всегда за личностное развитие людей, никакие мои личные амбиции или обиды не имеют права быть выше, чем желание ученика расти, пусть и без меня. Ни одному человеку, пришедшему в школу, я не отказала в обучении, ну и отпускала тоже всегда без обид. Я не вижу необходимости делать выбор. И растить своих, и принимать из других школ - это обычное функционирование. В коллективе должна обновляться кровь. Это опять же к вопросу созидательной силе конкуренции. Степень готовности, конечно, у всех разная, но я в этом проблемы никакой не вижу. Здесь задача педагога - правильно разместить ученика «с багажом» в своих группах, увидеть его потенциал, перспективы, пусть даже если он на текущий момент не дотягивает. А может так случиться, что придет ученик с таким высоким уровнем, для которого у вас и группы-то подходящей нет, случалось и такое.
При этом я сталкивалась с тем, что некоторые педагоги действительно очень болезненно реагируют на переход учеников в другую школу, воспринимают это чуть ли не как предательство и видят во всем происки конкурентов.

- В отношении работы с музыкантами вы уже сформулировали в комментариях свой главный принцип – не жадничать и давать заработать на стороне при каждом удобном случае. Но как заставить музыкантов заниматься именно фламенко, а не играть залихватские румбы, как они обычно привыкли? Как не опуститься в традициях до этого уровня в погоне за живым звуком?

- Заставить музыкантов нельзя по определению - ни заниматься фламенко, ни румбы играть, ни даже просто молчать. Залихватские румбы, кстати, прекрасно продаются, и, возможно, являются единственным заработком вашего гитариста. Это нормально, и я ничего не имею против румбы, просто как танцовщице мне это не интересно. Все что мы можем делать – это заинтересовать музыканта, помогать ему, поддерживать, если у него не получается, дать ему источники информации, контакты педагогов, поставить ему конкретную задачу. Без внутренней мотивации и заинтересованности ни один человек не будет развиваться.
Тут нужно понимать, что уже опытных гитаристов фламенко в регионах вы вряд ли найдете, таких людей по всей стране совсем немного и все эти имена на слуху. Музыканту, который захочет сотрудничать с танцовщицами фламенко, придется пройти серьезный путь, причем вместе с вами. Если кто-то профессионально играет румбы, это совсем не означает, что он сможет «по-быстрому» разобраться в аккомпанементе алегрии, допустим. То же касается и кантаоров - пока человек не разберется в компасе, традициях и манере, его предыдущий вокальный опыт никак не поможет петь фламенко. Поэтому я не считаю, что в поисках живого звука нужно делать ставку именно на тех, кто играет латиноамериканскую, «околофламенковую» музыку. Практика показывает, что успешными гитаристами фламенко становятся и классики, и рокеры, и люди, которые вообще всю жизнь только для себя что-то играли.
В связи с тем, что человеку, решившему попробовать себя в аккомпанементе, нужно очень многому научиться, успех сотрудничества с ним во многом будет зависеть от вашей собственной компетентности. Предположим, пришел в школу гитарист и говорит: хочу аккомпанировать танцам. И что дальше? Что с этим делать? Если вы просто дадите ему какие-то записи и скажете «Играй вот так» - ничего не выйдет. Это то же самое, что показать балерине видео Евы Эрбабуены и сказать «Танцуй вот так». Правильнее записать хореографию, которую вы хотите сделать с гитаристом, рассказать ему о компасе и структуре этого пало, дать контакты того же Глеба Окунева и предупредить о том, что предстоит большая совместная работа.
Когда я говорила, что нужно давать музыканту заработать на стороне, то имела в виду то, что не стоит «привязывать» его к школе, считать «своим». Он не ваш. Он просто вам аккомпанирует, потому что по каким-то причинам захотел этого и ваши цели совпали. Пусть играет хоть в десяти школах - только опыта наберется. В Москве, кстати, так и происходит, опытные гитаристы и кантаоры предлагают свои услуги всем заинтересованным коллективам.

- Не секрет, что на вашу школу творческое влияние оказывает Екатерина Опарышева. На школу «Ресолана» - Светлана Савельева. А эти два педагога, одновременно являющиеся одними из самых сильных в столице, всегда оказывали друг другу дружескую поддержку и подставляли друг другу плечо в сложных ситуациях и с залами, и с музыкантами, и с учениками. Может, просто были хорошие учителя? И именно поэтому Екатеринбург сегодня является одним из самых правильных фламенко-городов России?

"Конкуренции не может не быть, поскольку все равно это и бизнес, и здоровые амбиции, и соревновательный процесс. Но в Екатеринбурге она приняла очень правильные формы - не песок в туфли, а стремление выводить свои школы на высокий уровень. При этом мы все дружим, ходим на мастер-классы, музыканты разных школ объединяются в группы. Но никто, конечно, не отменял субъективный фактор - многие выбирают "своего" педагога, который им ближе и поэтому идут к нему в школу. Или переходят к нему из другой. Но неизбежная конкуренция между студиями фламенко, работающими в одном городе, совсем не исключает добрых человеческих отношений"

- Именно так. Преподаватели всех заметных школ фламенко в Екатеринбурге - ученицы очень сильных московских и испанских танцовщиц. Кроме того, большинство из нас, как вы верно заметили, имеют «своего» педагога, с которым поддерживают тесную связь: продолжают собственное обучение, организуют с ним мастер-классы, консультируются. Все это является для школы неким залогом качества. Например, «Ресолана» всегда отличалась мощной хореографией Светланы Савельевой, я под влиянием Кати и Бори сделала ставку на живой аккомпанемент, причем не только на сцене, но и на занятиях в классах.
Я считаю, что преподаватель, который сегодня решает открыть свою школу фламенко, будет иметь шансы на успех лишь в том случае, если он сам прошел серьезную подготовку у хороших учителей. Сейчас люди более искушены во фламенко, чем 5-10 лет назад. Теперь уже нельзя, пройдя двухнедельные курсы, открыть свою студию. Вернее, открыть-то можно, но выдержать конкуренцию со стороны школ с сильными «корнями» - нереально. Например, на сегодняшний день в екатеринбургском Баррио, кроме меня, преподают еще несколько педагогов, которые в свое время вели небольшие группы фламенко в непрофильных танцевальных студиях. Однако, объективно оценив ситуацию, пришли к выводу, что правильнее будет стать частью преподавательского состава большой школы с просторными залами, хорошим полом, штатными музыкантами и испанскими педагогами.

- Вы организатор своего фестиваля. Признаюсь честно – идею фестиваля «Фламенко над Волгой» я неожиданно для себя «скомуниздила» именно у вас! Мне понравилась мысль о том, что оба наших города территориально расположены в середине России и вроде как удобно подъезжать со всех сторон. Вы могли бы объявить бойкот новому фестивалю-выскочке. Но вместо этого вы не только привезли на фестиваль мощную программу своей школы, но и внесли огромный вклад в организационную работу. Я без тени сомнения называю и считаю вас членом оргкомитета фестиваля «Фламенко над Волгой». Мне очень нравятся люди, которые мыслят настолько свободно, что для них не существует конкурентов даже в их собственных мыслях. Но меня спрашивают – почему Венера Гарипова тебя не убила? Пока меня об этом не спросили, я даже не задавалась таким вопросом. А действительно – почему?

- У наших фестивалей разные цели и задачи, разный формат. Екатеринбургский фестиваль «P’ALANTE» - это место, где танцоры и музыканты могут получить профессиональную оценку тому, что они делают. Я и моя команда стремимся сделать этот фестиваль престижным, а победу в нем значимой, важной для танцора. Это серьезная работа, это нервы, это преодоление себя и заслуженные награды.
Если мое блюдо начнет совпадать или повторять по вкусу блюдо другой хозяйки, то это всего лишь сигнал мне, что я должна что-то изменить в своей кухне, но уж никак не убивать обидчицу!
«Фламенко над Волгой» - это лето, Волга, пиво и раки, встреча со старыми знакомыми и веселые фламенко-посиделки в формате фиесты. И благодаря этому формату пол-страны, в том числе и мы, запаковали чемоданы, преодолели миллион препятствий и приехали в Тольятти.
Я не открою ни для кого секрета, если скажу, что организатор фестиваля не в состоянии качественно в нем участвовать сам и своих учеников к этому участию качественно подготовить он тоже не может. Это объективно невозможно. Свой фестиваль – это мероприятие, конкурс, праздник – для участников, зрителей, музыкантов, для всех кроме тебя и твоей команды. Поэтому я с большим удовольствием принимаю приглашения на участия во всевозможных фестивалях, к организации которых не имею отношения. Это развитие и рост мой и моих учеников. Выход на сцену – это часть учебного процесса, это всегда новый пинок к развитию, это новые люди, новые эмоции, ощущения…да что там – это возможность танцевать на сцене перед зрителем свое любимое фламенко! Ну и фестивалей в центре России далеко не два, и слава богу, что они есть!

Июль 2015
Фото: Анна Христова

1